Глава 3. Не сразу признают их люди,

Глава 3. Не сразу признают их люди,

Не сразу признают их люди,

Но, признавшие первыми,

Никогда не предадут их….

Княже

Рассвет только занялся, и никого из спутников рядом не было. Федор сел на песок и загрустил, снова пытаясь осмыслить то, что произошло с ним за пару последних дней. Поняв, что ответы на вопросы может получить только от тех, кто эти ответы знает, Он решил, искать своих спутников, и в конце концов узнать у них все, что возможно.

Но мучало не только это - одному в сем милом мире ему крышка. Не знает ни обычаев, ни законов, разве только за блаженного сойдет…. Нет, опасных блаженных убивают, а он опасен Глава 3. Не сразу признают их люди, и вооружен и с оружием не расстанется. Значит, надо искать, искать выше по течению, его на бревне отнесло далековато. Оделся, мокрые берцы через плечо, вещмешок на другое, меч на спине, поднялся, - пошел прапор.

Пройдя шагов пятьсот вверх по течению, он вдруг заметил, стоящего на берегу странного вида мальчишку с удочкой. Роста пацан был с Антона, только более худ и изящен, одет в легкую кольчужную рубаху, свисающую почти до колен и перепоясанную широким кожаным ремнем, кожаные же штаны и сапоги, чем-то напоминающие ботфорты, с картин художников XVIII века.

- Эй парень… – начал было Федор но осекся на полслове. Резко позвернувшийся лицом к нему Глава 3. Не сразу признают их люди, человек, не был ребенком. Незнакомец выхватил из-за пояса боевой кистень с тремя гранеными фигурками вместо гирек. Федор инстинктивно дернулся, но меч из-за спины доставать не стал, решив, что он будет последним аргументом. Тем не менее, остальную кладь он сбросил на землю и чуть перегрузил ноги, приняв боевую стойку.

Увидав противника с пустыми руками, хоть и при оружии, незнакомец подбоченился и, свесив свй кистень на ременной петле почти до земли, произнес:

- Что привело в столь дикие места рыцаря Арея?

- А с чего, собственно ты решил, что я рыцарь? – поеврейски, вопросом на вопрос, вежливо ответил Федор.

- Нагл и Глава 3. Не сразу признают их люди, лицом брит - отрезал рыбак.

- Извини, мил человек, - прикинулся дурачком Федор, - но ты меня с кем-то спутал. Я тут купаюсь, стираюсь…. Эй, а ты друзей моих тут не видел? Они небось тоже уже постирались.

- Я и говорю, - наглец, - вспыхнул незнакомец. И купаешься, значит в одежде и обувке?

- Ну а ты как я посмотрю, тоже рыбки без кольчужки не выловишь, хотя и кусачая она здесь больно, да к тому же великовата. Ну и без кистеня никак не управиться, - парировал Федор.

Незнакомец рассмеялся, повернулся к Федору спиной и снова стал закидывать свою снасть в воду.

- Ладно, - сказал Федор, - расходимся, рыбачок Глава 3. Не сразу признают их люди,, каждый в свою сторону, - и медленно, пятясь, как рак, отошел на безопасное расстояние, прихватив вещмешок и берцы.

Решив все таки разыскать своих, он побрел дальше вверх по течению. Пройдя еще шагов триста, увидел поднимающийся над днрнвьями легкий дымок. Отложив мокрые берцы и вещмешлк, Федор обнажил меч и стал медленно приближаться к костру.

Костер горел на небольшой поляне; тут же собрались все его спутники, рассевшись вокругогня на поваленных бревнах. Федор подобрался кустами и стал слушать.

…- И о чем же нам надо поговорить? - раздался насмешливый голос мага.

- Мне нужно - ответил Секач,- да и дугим тож нужно, кое-что узнать, – указал Глава 3. Не сразу признают их люди, он на близнецов. Те угрожающе кивнули и уставились на магатяжелыми взглядами.



- Вы втянули нас в круг, можно сказать, жизнь спасли, но для чего? Это же не просто так делается.

Колдун хмыкнул, а дева захохотала в голос, гомко и звонко, срываясь на истерику:

- По просьбе великой княгини. Мы искали Славичей в кругу ворот - а появились вы, да тот утопший вой. И кто из вас Великий коган?

Над поляной повисла глухая тишина.

- Кого все искали? – озадаченно спросил, зареванный Антон.

- Ты откудова, отрок? – спросил Ворон.

- Планета земля, город Ростов-на-Дону, год 2003 от рождества Христова, - отрапортовал пацан, и помолчав добавил, в вашем мире Антон…

Федору Глава 3. Не сразу признают их люди, показалось, что в лесу умолкли даже птицы. Вдруг девушка медленно встала и, глядя на Антона, поклонилась и произнесла:

- Прости меня, Славич, если что не так, прости, княже.

В этот момент обостренное событиями последних дней боевое чутье Федора отметило легкий шорох справа. Он резко откатился в сторону и выставил меч.

Прямо напротив него из кустов, выглянул странный рыбак, тоже видимо подслушывавший разговор. Он косо посмотрел на Федора и, приложив палец к губам, кивнул в сторону берега: отойдем мол. Федор осторожно, словно двигаясь по минному полю, отполз от полянки и, пройдя за незнакомцем перелесок, вышел на берег реки Глава 3. Не сразу признают их люди, к брошенным без присмотра берцам и стал обуваться. «Рыбак» с нескрываемым интересом рассматривал Федора, словно увидел его в первый раз.

- Так значит, - сказал он, - новоприбывший Готлинг, или Великий коган Славичей как говорят ваши, сидит там, а ты кто? Утопший вой?

- Я еще и сам не знаю, кто я здесь, вздохнул Федор.

- Но, судя по тому, что я слышал Готлинг он?

- Да лях его знает!

- Ну, смотри, если это не так, то извини, а если так, то могу помочь.

- В чем помочь? – удивился прапорщик.

- Так вас теперь ищут все, от славенских Коганов до Стемидова братства сейров. Ты что не знаешь, куда Глава 3. Не сразу признают их люди, попал?

- Не знаю. А на что мы им сдались?

- Не ты, а он.

- Хороший ответ, – хмыкнул Федор. Ну а если я тоже этот как его?...

- А разведи тут огонек, раз ты Гордлинг, - предложил собеседник. – Вот палочка, вот зажги е, только не напрягайся сильно: а то вдруг ты прав, без рук можешь остаться.

Федор взял палочку. Достал из кармана зажигалку и щелкнул крышкой. Незнакомец с интересом наблюдал за его действиями. Но кремень намок и бензин, видимо, смешался с водой.

- Ты на палочку посмотри, сосредоточься и представь, что она затлела – посоветовал «рыбак».

Федор внял совету, и от конца палочки пошел Глава 3. Не сразу признают их люди, легкий дымок и еще через мгновение вспыхнул огонек.

Мысль поразила Федора, словно удар кулаком, он протянул руку к своей голове, согнул кисть в кулак за головой, потом поднес ладонь к лицу и, раскрыл ее. На ладони лежала сухая сигарета. Он закурил и, глядя на ошарашенного собеседника спросил, вспоминая разные книги, в частности в голову пришло то, что колдуны могут пеленговать друг друга, по производимым магическим действиям спросил:

– А я не нашумел?

- Нет, не нашумел – произнес сзади холодный женский голос

- А вот что здесь делаешь ты, ястрег? От неожиданности Федор вздрогнул, и сигарета зашипела в луже.

Собеседник же его ухмыльнулся и опустившись на одно Глава 3. Не сразу признают их люди, колено произнес:

- Нам стало известно, что магия меча вновь пришла в мир, и я прибыл чтобы спасти своего повелителя.

- Ты уже знаешь, кто он? – спросила из-за спины Федора Нея.

- Да, это тот юноша, который вместе с вами, только он почему-то без меча.

Нея вышла вперед и холодно улыбнулась:

- Покажи ему ту железяку, что ты подобрал в башне Готлинг.

Чисто автоматически, не подозревая подвоха, Федор выдернул меч и сам обомлел.

Лезвие, до того выглядевшее как хороший стальной клинок, словно превратилось в клинок, выполненный из черного вороненого металла или даже стекла, с ровным кровотоком посредине. Глаза названого Глава 3. Не сразу признают их люди, ястрегом стали просто круглыми. Он упал на колени и ткнулся носом в землю.

- Прости, повелитель… – прошептал с нескрываемым ужасом он.

- Встань – грозно произнес Федор, плохо понимая что происходит, но стараясь подыгрывать Нее.

Ястрег встал, глядя на него как побитая собака. Федор убрал меч и решил задать вопрос.

- А теперь объясни, кто нас ищет?

- Все, все у кого есть маги, почувствовавшие, что ворота были открыты. Ищут вас рыцари Арея, ищут все славенские Коганы, ищут шиши и карокорумские тары. В общем, все, кто служит свету, да и тьме тож.

- И чем ты можешь нам помочь?

- Я могу провести вас до Глава 3. Не сразу признают их люди, твердыни скальдов. Если они примут нас, то никто в этом мире не сможет вас извлечь оттуда.

- Они всемогущи эти ваши скальды? – язвительно осведомился Федор.

- Скальды - великие воины! – воскликнула Нея, - или ты хочешь сказать, что действительно не знаешь кто такие скальды?

- Ну, в моеммире скальды это воины и певцы, воспевающие рыцарские подвиги, хранители преданий, в некотором роде летописцы – пожал плечами Федор.

- Значит, будет сказ, – ответила Нея. Вкратце так. У детей богов тоже были дети, но от смертных. Жили эти дети очень долго и повелевали чем нибудь одним, например, искусством песни. После их смерти люди могли обращаться к их божественной силе Глава 3. Не сразу признают их люди,, только если они занимались тем искусством, которым повелевали эти полубоги. Такова была дочь Лары Элата. Она научила людей играть на музыкальных инструментах и слагать баллады. Она же принимала участие в создании твердыни скальдов, одной из двух школ Стеона, где люди проходят обучение. Полноправный ученик носит на голове медный обруч и подчиняется только законам твердыни. За тысячу лет существования ее много раз осаждали, но никогда не брали. В южной школе собранны лучшие певцы и воины этого мира. Принимают в школу не любого, кто пожелает, нужно пройти экзамен, но закончить ее может только совершенный скальд, носящий бронзовый или серебряный обруч. Уйти из Глава 3. Не сразу признают их люди, школы можно в любое время, но при условии, что ты сменил медный обруч ученика на бронзовый, либо не получал обруча вовсе. Кроме того, там не делают различий между Тьмой и Светом, искусство которому они учат, принадлежит всем. Ну, есть, конечно, и служители Стеона и ученики других факультетов, эти имеют только знак, презрительно поморщилась Нея.

По пророчеству, либо ты либо он, - кивнула Нея на подбежавшего Антона, - является великим скальдом, и вы обязаны пройти их экзамен. Если пройдет любой из вас, то вы и ваши спутники могут остаться в твердыне до тех пор пока кто-то не получит обруч. Штурмовать же Твердыню скальдов Глава 3. Не сразу признают их люди, не осмелится ни один коган, даже рыцари Арея поостерегутся, предпочтут обойти твердыню стороной. И впрямь, кто осмелится штурмовать первую школу Стеона? Разве снова соберутся пять королей, но и они крепость не взяли…

- А вы поторопитесь! Старик ваш, - воспитанник этого заведения. Хоть и не обрадуются ему там, но он поручится за вас. Не простят его, но поручительство примут, - залопотал ястрег.

- Он не старик, а маг Стеона! – возмутилась Нея и вдруг замолчала.

- Вам нужно еще пройти через Дест неопознанными, а там заставы и шпионы на каждом шагу, на заставах маги. Но в город пройти можно, а вот дальше Глава 3. Не сразу признают их люди,.

Третий магистр ордена рыцарей Арея сидел в своем кабинете и смотрел в узкое открытое окно, выходящее во двор замка. Обдумывая события последних дней, он взвешивал все, что удалось узнать разведке ордена. Поводов для беспокойства было более чем достаточно. Раскол среди наследников истинных Готлингов, с одной стороны, был ему удобен. Но с другой вел к неизбежному хаосу и возможной гражданской войне. В последнем случае в военных действиях обязательно будут участвовать маги, поскольку изрядная часть руководства Стеоны, - выходцы из этого рода.

Кроме того, кто-то активизировал ворота Моргоза. Если это представители Готлингов, значит нужно ждать появления среди них нового главы. Хотя дело Глава 3. Не сразу признают их люди, это рискованное прошедший ворота может оказаться кем угодно, - как великим князем, которым невозможно будет управлять, так и серой посредственностью и безхарактерной тряпкой. И то и другое может стать для княжеств катастрофой.

Нетрудно понять и другое: еще три четыре поколения без притока свежей крови - и род Готлингов исчезнет сам. В настоящее время остался только один истинный князь - Рует. Но он еще мал и физически очень слаб, а в княжестве заправляет его дядя по матери. Что делать, если этот ребенок умрет? Активизировать ворота? Но кто-то уже сделал это, да так, что об этом знают все, кто имеет хоть капельку силы. Хранитель Глава 3. Не сразу признают их люди, ворот до сих пор не может прийти в себя, а башня Моргоза разрушена, словно ее осаждала дюжина магов, пытаясь выбить оттуда другую дюжину. Впредь нельзя терять бдительности, оставлять кого-то у башни уже не имеет смысла (ворота можно активизировать только через десять поколений) и искать, искать, искать… Если из ворот никто не вышел, то очень скоро в руках ордена может сосредоточиться вся светская власть в главном княжестве севера.

И после этого никто не сможет противостоять ордену: богатый север уже триста лет притягивал альчные взгляды завоевателей, но колдовская школа Стеона и ее сила были столь страшны, что никто даже помыслить не Глава 3. Не сразу признают их люди, мог объявить войну Двенадцати городам. Ныне ситуация изменилась: существующие Готлинги почти растеряли родственные связи, население обленилось, живя в основном торговлей, а в городах была только вооруженная стража, в задачи которой входила охрана порядка и поимка воров. Правда в градах имелась и профессиональная воинская дружина, но она была мала и в серьез никем не воспринималась.

Тяжелая дубовая дверь кабинета открылась, и в комнату вошел секретарь.

- Ваше достоинство, - обратился он к магистру, - наши люди сообщают, что в Стеоне в среде средних зреет заговор. Возможно, его поддерживают и некоторые высшие. В основном все недовольны правлением Анжея Готлинга. Старик уже выжил из Глава 3. Не сразу признают их люди, ума. Например, он приказал готовиться к встрече нового первого князя. Неужели думает, что через ворота кто-то прошел, там столько трупов!

- Глупец, среди них нет ни одного женского, а открыть ворота для прохода мужчин могут только колдун и женщина, владеющая хоть каплей силы. Кроме того, стража башни пропустила этих людей, значит, там был кто-то из Стеоны.

- А если они решили вызвать женщину?

- Это не исправит положения. Если это не князь, то Готлинги обречены.

Магистр задумался, затем улыбнулся:

- На всякий случай, объявите поиск - неизвестно кого они там вызвали, но все равно его нужно поймать, так будет спокойнее Глава 3. Не сразу признают их люди,.

Дверь открылась и в кабинет вбежал седой человек в широкой белой мантии с красной оторочкой. Он рухнул на колени и задыхаясь пролепетал:

- О Великий, шар Судьбы возвестил о приходе нового рыцаря мрака!

«Еще одна забота на мою голову, - подумал магистр, - очередной сумасшедший с одушевленной железкой. Ладно это подождет, сейчас важнее врата.»

Все понимали, что в настоящих условиях путники, идущие на полдень (север) без видимой причины, вызовут подозрения, и поэтому, было решено, остановится в ближайшем же городке. Там их должна ждать охрана из десяти воев. Кроме того, там есть приличная корчма, в которой стоит отдохнуть несколько дней в приличных условиях Глава 3. Не сразу признают их люди,. Федор узнал, что серебро ценилось в пограничье очень дорого, и кошель рыцаря Арея, может им позволить не голодать и щедро платить за обильный стол и уютный ночлег.

До городка, не являющегося пограничной заставой, от берега было не больше двух дней пути, и поэтому компания, пополненная ястрегом, который, оказывается, мог ходить нескрываясь, в качестве боевого холопа, стала собираться в дорогу. Единственное поставленное новичком условие состояло в том, чтобы ему изменили знак Ярлата. Федор поинтересовался, что это и как его менять. Все, за исключением Антона посмотрели на него с таким интересом, что стало неудобно.

- А сними-ка ты рубаху вой - сказал Неугода.

Это было Глава 3. Не сразу признают их люди, то, Федор предпочел бы не делать. Его плечи украшали две татуировки: одна наколка как память об Афгане, а вторая - голая девица в фривольной позе, которую он по дури и пьяни вытатуировал после бурного развода. Но ожидание, написанное на лицах всех остальных, было столь настороженным, что Федор, молча, скинул камуфляжную куртку, оставшись в легком десантном тельнике, и угрюмо посмотрел на свое левое плечо. Но плечи были чистыми! Куда делись наколки, оставалось загадкой, шрамы, правда, были на месте. Спутники смотрели на него, затаив дыхание.

- Безликий… - хором выдохнули близнецы.

- А собственно говоря, в чем дело? - язвительно поинтересовался Федор. - Вы Глава 3. Не сразу признают их люди, что, там голую женщину узреть хотели? - Уточнять, что таковая там наличествовала и поза ее, навряд ли, умещалась в местные моральные рамки, он не стал.

Неугода, молча, скинул рубаху: на правом плече - четко выделялся черный круг и вписанный в него треугольник с изображением открытой ладони в центре, под ним, был вытатуирован шлем с забралом и ниже пятиконечная звезда. Еще ниже, шел угол, очень похожий, по мнению Федора, на сержантскую нашивку, какие приняты в вооруженных силах США.

-. Вот, - сказал Неугода - я купецкий боевой холоп, в смысле был, и сотник вольных шлемов.

Девушка резким движением обнажила правое плечо, на котором такой же черной краской выделялся Глава 3. Не сразу признают их люди, круг с нарисованной в центре мудреной руной.

- Я рабыня Стеона - проговорила глухо она, и опустила глаза, - такие знаки есть у нас всех, а тебе Готлинг я расскажу…

И снова потек рассказ. С давних пор все рожденные в этом мире имеют свое предназначение. Человек рождается безликим, дети не имеют знаков. Но когда ребенок достигает определенного возраста, знак появляется, и ставят его не люди, его ставит сила. Постепенно знак меняется в зависимости от того, чем занимается человек. И многие гильдии и объединения имеют собственные знаки и принимают в свои ряды только людей с определенным знаком: открытая ладонь - это Глава 3. Не сразу признают их люди, знак купца, меч - знак воина, подкова - знак гуртовщика и т.д. Стереть знак нельзя, даже если выжжешь кусок кожи, знак сохранится. Изменить же его можно только совершив что-то, что изменит всю твою жизнь, или принеся клятву. Так было завещано великим Ярлатом, чтобы каждый знал, кто он есть на самом деле. По знаку можно было определить вора и убийцу, знак четко показывает, кому служит тот или иной человек. Служители богов и жрецы тоже имеют свои знаки, они известны всем, но кое каких не видели уже долгие века. Знаки колдунов почти неизвестны, эти имеют право не демонстрировать своих знаков. А вот взрослый человек Глава 3. Не сразу признают их люди, без знака рожден взрослым: он либо не был ребенком, что характерно для истинных детей тьмы, либо произошел из другого мира. Человек без знака либо уже не может в этом мире ничего, (например, знаки пропадают у неизлечимо больных), либо может все и почти равен богу.

- Я не чувствую, что болен, - констатировал Антон. - Ну, может, только на голову, тогда неизлечимость имеет место быть, - добавил он, рассматривая свое чистое плечо.

- Есть еще вариант: когда человек не смог найти себя, свое дело или профессию, когда долго находился в дороге или поиске. В этом случае на плече появлялся просто пустой круг; это Глава 3. Не сразу признают их люди, еще и знак бездельника или праздно живущего дармоеда, - добавила Нея.

Было решено, что «новичкам» лучше всего нарисовать, на всякий случай, поддельные пустые кольца. Что и попытался проделать Федор, поводив руками над кожей и представив на ней изображение окружности, но безрезультатно.

- Ты слишком сильно напрягаешься, напутствовал его Ворон. - Расслабься, позволь силе течь свободно. Верь в свои способности преобразовывать силу, дыши ровно…

Федор постарался внять этому совету, тем более что подобное не раз слышал на уроках рукопашного боя. Он расслабился, привел в порядок эмоции и сосредоточился. Результат не замедлил сказаться: круг обозначился. А прапорщик вдруг содрогнулся от ужаса, представив, что Глава 3. Не сразу признают их люди, может натворить их воображение, если ему или Антону приснится кошмар. Затем просто хмыкнул, вспомнив кошмары, которые мучили его после развода. К женоненавистникам он себя не причислял, но все же, пришел к выводу, что это может кому-то понравиться, а если нет, то и убрать не сложно.

Решив, что наступила очередь ястрега, Федор поднес руку к его плечу и задумался, представив для начала чистую кожу. Ястрег закричал, и из его плеча, разрывая ткани, вылезла сантиметровая в ширину пластина, сделанная из какого-то металла и выгнутая в форме последнего знака. Пластина упала на землю и… «утонула» в ней с легким шипением. С криком - Я Глава 3. Не сразу признают их люди, свободен! - ястрег рухнул перед Федором на колени. Остальные же шарахнулись в стороны так, словно между ними рванул заряд РПГ.

- Так я снова, сделал что-то не так? - опустил руки Федор.

- Никто не просил тебя, Славич, освобождать нечистых, - злобно глядя на Федора, крикнул маг.

- Если ты решил так восстанавливать равновесие, то нам лучше убить тебя самим.

- Да что такого я сделал?.. - не понял происходящего Федор и, разозлившись на свое незнание, повернулся к коленопреклоненному ястрегу. Он не попросил, а потребовал:

- Встань и рассказывай.

- Когда великая Лара покинула этот мир, - начал ястрег, - ее народ лишился большей части своей магической силы. Добро же Глава 3. Не сразу признают их люди, и зло в ту пору еще находились в равновесном состоянии. И тогда ястреги решили скрыться от людей. Часть ушла жить в горныепещеры, а часть осталась на поверхности или присоединилась к другим народам.

Но люди не любили колдовства, и несмотря на то что ястреги были искусными врачевателями и старались вершить только добрые дела, их не приняли и стали методически уничтожать. Пещеры ястрегов заливали водой и дымом, их жгли на кострах и просто убивали…

- А они были святыми, и все безмолвно сносили, бедняжки, - язвительно заметил Ворон.

- Нет, они не сносили…, - ответил ястрег, - злобно глянув на мага. - И тогда Глава 3. Не сразу признают их люди, начался великий исход, Ястреги бежали на восток в империю Ростера. Каждый из них нес частичку магической силы. Они создали армию, которая покорила рассвет и готовилась поставить на колени закат. Но Сила не прощает излишеств, огромная армия колдунов и колдуний в один день вдруг перестала говорить на одном языке. Люди стали превращаться в различных существ, и похожих на людей и не имеющих ничего, что могло бы роднить их с людьми. Какое то время они еще оставались силой, но скоро армия стала делиться по родам и кланам и разбегаться в разные стороны. Так появились лешии, обитающие в лесах гарпии, тролькары, и горанлины Глава 3. Не сразу признают их люди, – темные воины и еще много разных существ, за свое знание магии причисленных к нечистым.

После падения Таргола многие из ястрегов, приняв человеческий облик и пытались укрыться от безжалостного истребления, но люди нашли способ их опознавать, сначала только в храмах Ярлата, а затем и в других. Тем, кого нашли, стали силой ставить настоящий светлый знак. Причем он передавался по наследству, и если знак ставили ястрегу, то тот навсегда прионимал человеческий облик и становился рабом, приобретающим свою прежнюю силу только вблизи острова Роэл…

- Постой, и что все рабы - бывшие ястреги?

- Не все. Последнее время в рабство подобным образом стали оборачивать молодых людей и Глава 3. Не сразу признают их люди, девушек с магическими способностями, как вашу подругу, - кивнул навь на Нею. -Они не ястреги, они люди, но им хуже: мы живем своими семьями и кланами, а у них нет никого; нам разрешают иметь детей, которые рождаются уже помеченные знаком, а им нет…

- Так, стало быть, вставай проклятьем заклейменный? Это нам знакомо, - сделал вывод Федор, гордо задрав голову. - Война, стало быть, до последней капли крови, за освобождение магического пролетариата? Только вот, не перебить бы по пути этих самых пролетариев начисто…. - Помолчал и вздохнул: - Ладно, други, что теперь-то делать будем? То есть, что делать конкретно?

- Конкретно, - тикать Глава 3. Не сразу признают их люди, отсюда, пока есть силы, - буркнул Секач. Раз все нас ловят, то лучше двигаться подольше, иначе спеленают как младенцев и дело с концом… А с этим в первом же храме разберемся.

- Не, погоди… - протянул Федор, и кивнул Нее: - покажь и ты свою меточку.

Нея побледнела и медленно стащла рубаху, заменявшую ей последнее время платье. Глядя на обнаженную по пояс девушку, Федор невольно залюбовался ее маленькой округлой грудью с темными точками сосков. Он судорожно сглотнул но, встретившись с нею глазами, содрогнулся; в этих глазах был страх, надежда и еще черт знает что, но самое главное, в них была вера. Такой взгляд женщины дает Глава 3. Не сразу признают их люди, мужчине полную власть над ней, но случай был явно не тот. Федор выдохнул, сосредоточился и, задержав на секунду дыхание, представил чистое, без шрамов и знаков плечо девушки.

Нея вскрикнула и ничком упала в траву. Прапорщик уставился на ее смуглое плечо: оно было чистым, кожа была гладкая и блестящая. Однако, девушка была без сознания.

- Ты что творишь витязь! - взревел один из близнецов, и в его руке появился ножичек наподобии мексиканского мачете. Второй же близнец и Секач, явно собирались взять Федора в клещи, начав обход с двух сторон.

- Эй там, поосторожней, я ведь и пальнуть могу! – крикнул Антошка, выхватывая из за пояса Глава 3. Не сразу признают их люди, пистолет.

Федор же развернулся и вытянул руки вперед, принимая боевую стойку. Раздался легкий звон, и что-то плотное и тяжелое впечаталось ему в ладонь. Прапорщик инстинктивно сомкнул пальцы и обнаружил у себя в руке… черный клинок. Но Федор же не прилагал никаких магических усилий для того, чтобы это произошло… Господи понял он, клинок принял решение сам…

Всякое движение на поляне прекратилось, замерли все.

- Так - значит, ты темный витязь? - нарушил молчание Ворон. - Но где и с кем вершил обряд а?

- Какой еще обряд, - процедил Федор.

- Обряд одушевления меча! – рявкнул Секач. Чью бессмертную душу ты вселил в эту железяку?

- Я Глава 3. Не сразу признают их люди, не умею пользоваться чужими душами, и никого никуда не вселял - отмахнулся Федор. Я не вынимал меч таким способом, и сам не знаю, что случилось. А ну отстаньте от меня. Лучше помогите девушке… Иначе порублю вас в капусту к той самой маме.

Вообще-то Федор последние полтора года относил себя к женоненавистникам, и даже теперь в очередной раз получил подтверждение имперически выведенному, железному постулату: не связывайся с бабой – хлопот не оберешься. Но вот ведь дрогнуло внутри что-то, и явно не только жалость к девчонке.

- Не волнуйся повелитель, я сам их убью! – Раздался вдруг громкий, глухой голос за спинами трех противников Глава 3. Не сразу признают их люди, Федора. Прапорщик поднял глаза, и похолодел… Он слишком сосредоточился на своих противниках и видимо пропустил, что-то важное. Он забыл про ястрега.

За спиной Ворона стояло жуткое существо. Явно гуманоидное, метра два с половиной в высоту, с плоской змеиной головой, закрытой похожим на хитиновый шлемом. С гипертрофированно развитой мускулатурой рук и груди, также покрытых защитной коркой хитина: изогнутая пластина прикрывающая пах, и острыми шипами на внешних пластинах суставов.

Антон закричал и выстрелил, - пуля отскочилала от панциря и с визгом ушла в сторону.

– Не стрелять! - гаркнул Федор, и над поляной нависла могильная тишина.

- Тролькар… – глухо выдохнул Ворон, развернувшись навстречу монстру Глава 3. Не сразу признают их люди,, и протянув вперед руку.

- И не думай! – спокойным голосом сказал монстр. Разве не знаешь, что против тролькаров твоя магия бессильна, только навредишь себе, маг.

- Ну, вот и все… - пробормотал Секач, опуская руку с мечом. - Доигрались…

- Что с ними делать повелитель? - Усмехнулся тролькар, и вопршающе посмотрел на Федора.

- А ты кто? – выдал Федор достаточно дебильный в данной случае вопрос.

- Я - Рантер, освобожденный тобой ястрег, слуга мрака, твой раб.

Федор отправил меч в заплечные ножны и медленно сел на траву.

- Понятно…- вздохнул он – Ладно, разберемся. - А теперь, ребята, объясните, что вы имеете против девушки?

И заговорил маг:

- Ты пришел в Глава 3. Не сразу признают их люди, этот мир, обладая гигантской силой, но ты сам не ведаешь что творишь. Ты одушевляешь меч, который и так является сильнейшим колдовским артефактом только потому, что он твой. Ты освобождаешь ястрега, не зная, кто он, ты сводишь на нет защитные чары одной из самых могучих рабынь северной Стеоны. Что еще ты задумал? Мы все в твоей власти, ты убьешь нас и попытаешься восстановить равновесие, воссоздав Торгол, но это уже было, правда, не было сумасшедших освобождающих тролькаров и ведьм…

- Для начала положите-ка девушку на подстилку и подбросьте дров в костер, - перебил мага Федор. - Теперь садитесь у огня поговорим. Да, Рантер, прими Глава 3. Не сразу признают их люди,-ка нормальный вид, смотреть жутко. Нея очнется - на ее визг, сбежится полграницы. - И Федор присел у огня, рядом с Неей.

- Итак, дорогие друзья, - продолжил он, - я не собираюсь никого убивать, это во-первых Мы с Антохой в вашем мире новички, зачем же вы сразу за железки хватаетесь? Мы как малые, но уже сильные дети. Не собираюсь я и ничего «воссоздавать», я еще не знаю вообще, что мне делать. Вы меня так лихо озадачили, что я не знаю, с чего начать. Но давайте-ка начнем с того, что спрячемся где нибудь и пересидим облаву, которая на нас ведется Глава 3. Не сразу признают их люди,, вы же со всем усердием будете помогать мне. Как я понимаю, в случае моей смерти и все здесь присутствующие долго не заживутся, так?

- Так, - буркнул Ворон. - Только я считай уже не маг, и мои умения вам мало помогут.

- Это почему же?

Старик молча вытянул вперед культю правой руки, замотанную в окровавленную тряпку.

- Белые магические обряды предполагают проведение определенных жестов, указующих, защитных или отрицающих, да и руны нужно рисовать конкретной рукой, а я вот…

Федор подошел к нему сел на корточки и задумался. Рассуждал он так: в родном мире его чему-то учили: миры, наверное, схожи, раз он видит, понимает местных, чувствует Глава 3. Не сразу признают их люди, запахи, вкусы и вообще может здесь жить. Стало быть, основные физические законы, действующие в том мире в принципе, действуют и в этом. Магическая сила у него есть, и говорят, огромная. Сколько великих открытий было сделано по ошибке, и сколько великих подвигов совершено по незнанию! А ну, чем черт не шутит, начнем с законов сохранения энергии и материи…

Он встал, вернулся к костру и порывшись вещмешке достал подарок старого сослуживца,- мастерски выточенный из слоновой кости, брелок в форме скелета.

Отломив у брелка крошечную костяную руку, Федор нашел кусок речной глины. И кому я подражаю в своем мире - подумал Глава 3. Не сразу признают их люди, он и усмехнулся, но лучшего материала не найти. После этого он вылепил из глины подобие человеческой кисти в натуральную величину, воткнул туда кусок кости и подошел к Ворну.

- Протяни больную руку, - сказал он. Старик повиновался. Федор размотал тряпку и выругался про себя. Ковырнул пальцем глину и выкинул кусок брелока, а затем с силой насадил глиняную кисть на торчащий из раны кусок кости. Маг дико закричал и потерял сознание. Приказав остальным подержать безвольное тело, Федор накрыл ладонями кусок глины, расслабился и зажмурил глаза.

Происходившее далнн в его голове чем-то напоминало научно-популярный фильм про человеческий организм, снятый с Глава 3. Не сразу признают их люди, помощью компьютерной графики. Такое же стремительное мельтешение органов, сосудов и клеток, суета каких-то образов и форм, затем - резкий толчок, и он открыл глаза.

Убрав руки, Федор увидел, что старик, похоже, теперь может называть себя магом, только вот непонятно, будет действовать его творение или нет. Он снова закрыл глаза, ярко представил пузырек с аммиаком, ощутил его в руке и сунул под нос старику…

Вскочил и выругался, уже вслух. Резко пришедший в себя Ворон так ухватил его за ляжку новым приобретением, что теперь там небось отпечаталась вся пятерня. Сомнений в работоспособности новой конечности больше не было.

А Ворон, прейдя в себя, рухнул перед Глава 3. Не сразу признают их люди, ним на колени, с ужасом глядя на свою вновьприобретенную руку, и быстро сжимая и разжимая пальцы.

- Вы можете творить живое из неживого, повелитель…, - дрожащим голосом проговорил он. - Вы, как минимум, равны Эскадам, и мы пойдем за вами, мы не можем не пойти...

Затем Ворон встал, приложил руку к левой стороне груди и глухо произнес: - Я, Ворон из Фессии, батор Амний сын Варка, клянусь тебе., Федор Готлинг Витязь мрака, что не оставлю тебя никогда, ибо живот мой, душа и сила отныне принадлежат тебе…

С этими словами старик встал на одно колено, а Федор вдруг совершенно неожиданно для самого Глава 3. Не сразу признают их люди, себя, вытянул вперед руку, в которой вновь оказался меч, и леденеющими, словно чужими губами проскрежетал:

- Я принимаю твою клятву, Амний сын Варка, и пусть отныне сила Ворона из Фессии и моя всегда идут рядом…

Неугода, Войко и Сенко положили на траву свои ножи и тоже встали на колени, молча протягивая Федору, перекрещенные на уровне кистей руки, и принося древнюю вассальную клятву. Вспомнив прочитанные когда-то исторические романы, Федор осторожно спросил у Ворона:

- А я не сделаю их рабами?

- Как хочешь, – лаконично ответил тот. Если поступишь как с рабом, будет рабом, поступишь, как с вольным будет вольным.

Федор подошел к стоящим на Глава 3. Не сразу признают их люди, коленях мужчинам. Первым перед ним оказался Неугода или Секач, и повинуясь скорее инстинкту, нежели разуму, Федор рассек резким взмахом руки символические путы и рывком поднял его с колен. Глаза Неугоды, полыхнувшие неясным зеленым огонем, подсказали, что перед ним совсем не раб. с Войко и Сенко он проделал ту же операцию.

- Рантер, ну прими ты нормальный облик, - снова попросил Федор, заметив настороженного тролькара, внимательно наблюдающего за происходящим. - Теперь я думаю, они не опасны. – Наблюдать же за этим перевоплащением он бросил почти сразу же, - какой там фильм ужасов? живой анатомический театр в действии! И вскоре на поляне опять стоял улыбающийся ястрег Глава 3. Не сразу признают их люди,.

- Ворон, а что у нас с Неей? Долго еще не придет в себя?

- Долго, повелитель, силы из нее ты взял много, но она счастлива, как счастлив твой ястрег…

При этих словах Рантер наградил Ворона ослепительной белозубой улыбкой, словно сошедшей с рекламного ролика «Блендамеда», и сказал:

- Она сейчас совсем обезсилила, ее лучше не трогать. Дня два проспит, да еще неделю сил набиратся будет. Но идти сможет.

- Значит, остаемся здесь на пару дней,– решил Федор– Как считаешь Неугода, примчатся сюда погранцы или нет?

- Да нет, наверное – ожал плечами тот. – Мы тут сейчас столько силы потревожили, что они алтарь Глава 3. Не сразу признают их люди, искать будут, но для этого крепкая дружина нужна, а им зараз некогда, - нас ищут.

В течение следующего дня вся компания оставалась на скрытой от реки густыми кустами поляне. Федора, изначально, пугала перспектива, что его будут называть повелителем и дальше, но все оказалось несколько проще. Казалось, в общении наступил некий слом, который наблюдается у людей, через какое-то время после первого боя, или совершенного совместно преступления. Но все оказалось гораздо проще, в их языке не было уважительного обращения к одному человеку во множественном числе.

Кроме того, Федор попросил Ворона, относится к нему и Антону как к подросткам. Ворон сначала не понял, но Глава 3. Не сразу признают их люди, подходящее слово нашлось, как к отрокам. Такая просьба объяснялась тем, что они новички в этом мире, опасные но новички. В глазах всех остальных, эта просьба невероятно добавила уважения, с которым окружающие стали к ним относится, хотя с другой стороны…

Теперь Ворон часто давал уроки Федору и Антону, собственно, что можно узнать за пару дней, оказалось многое.

Самым интересным был урок общественного устройства, и первые пояснения по знакам Ярлата. Оказывается, исходных было не так много, около двадцати рисунков, очень редко появлялся самостоятельный рисунок, но чаще всего, это случалось, когда человек был долго оторван от окружающего его общества, например Глава 3. Не сразу признают их люди, все знаки отдельных горных кланов, даже небыли описаны. Знаки же основной массы людей, складывались из тех двух десятков рисунков, которые были общими, этакая азбука. Например, признаком принадлежности к роду Готлингов была восьмиконечная звезда. Но особая, четыре боковых луча звезды, были короче, чем четыре прямых. Федор и Антон не имели знаков, поэтому на них еще поглядывали с опаской. Кроме того, очень кстати пришелся урок географии:

До войны богов на Асиоре было три континента Роолинк, Ко и Сарджу. На всех жили люди и боги, на всех был прекрасный климат, но последняя война богов и буря повергли этот мир в хаос. Сарджу Глава 3. Не сразу признают их люди, теперь северный континент, о нем мы знаем очень мало. Вся его южная оконечность представляет собой скальную гряду, к которой невозможно пристать на корабле. Некоторые отважные моряки приставали на маленьких шлюпах, и даже поднимались наверх. Они рассказывают, что все до горизонта это равнина, покрытая зеленым мхом и камнем, изредка вдалеке видны строения, явно возведенные человеческими руками, официально считается, что это развалины. Те, кто вернулся оттуда не заходили далеко от берега, а те, кто ушел в глубь континента попросту не вернулись. Сарджу находится не очень далеко от материка Роолинк и его берега иногда просматриваются в солнечные дни с его северо-западного побережья Глава 3. Не сразу признают их люди,, но желающих там жить нет. Магии там либо нет совсем, либо она починяется другим, неизвестным людям законам.

Второй материк Ко, расположен далеко на западе и во время и после войн богов очень многие бежали оттуда на больших деревянных ладьях, которые сейчас строят, но так далеко на них не ходят. Пришедшие рассказывали о великих волнах, уничтожающих жизнь на Ко, песчаных бурях заносящих целые города и фонтанах огня бьющих прямо из земли, магия там просто взбесилась и стала опасной. Последние спасшиеся прибыли оттуда почти пятьсот лет назад, и они были последними. Ныне все уверенны, что жизни на Ко просто не Глава 3. Не сразу признают их люди, осталось.

Последним прибежищем человеческой расы стал материк Роолинк, принадлежавший дочерям богов. После их ухода, люди выжили в страшной борьбе за существование и создали на материке свою цивилизацию, которая является единственной в этом мире.

Хотя Роолинк почти не пострадал от войн богов, его сильно изменили магические войны времен всеобщего хаоса.

На сегодняшний день материк разделен на две не равные части. Меньшую часть материка, примерно одну треть называют Соромеей или "Страной света", а вторую часть зовут Урасой или "Дикой землей". Хотя и там и там живут люди, но между ними находится великая река Донница, с истоком в диких горах Нерт с одной стороны, и Глава 3. Не сразу признают их люди, сами горы с другой. В дельте реки живут остатки магических войн, страшные дикие существа, с которыми Федор и Антон уже встречались. Многие из них переродились в невероятных хищников, не имеющих разума, а кое-кто еще остается людьми, как те которые проскочили щит на берегу. Эта граница мимо, которой можно пройти вдоль морского берега на ладье, но нельзя перейти пешком. Место, где Федор и Антон появились в этом мире, зовется «Воротами Моргоза» и является одним из древних строений, смысл которых более или менее понятен.

На Роолинке в его светлой части люди создали пять королевств Аргон, Сталур, Ирмон, Тион, Будкар Глава 3. Не сразу признают их люди,, по самой границе вдоль Донницы расположены вольные майораты, каждый из которых призван защищать свою часть берега. Майораты именуются по имени своего владельца, и только три самых крупных по названию замка и расположенного вокруг него города. Дальше идут равнины двенадцатиградия и Стеонское плато на котором стоит город Дест или Южная Стеона. В майоратах очень расплывчатые границы и их хозяева занимаются скорее грызней, между собой за обладание большей территорией, чем охраной берега пограничной реки, через которую уже пятьсот лет никто не нападает, ее берега с той, дикой стороны поросли, так называемым Крепенем, лесом через который нечестии пройти почти невозможно, люди же Глава 3. Не сразу признают их люди, проложили там тайные тропы, по одной мы выходили. Охранные посты, нужда в которых давно отпала, расположены в нескольких верстах от реки, поэтому вдоль ее побережья можно передвигаться относительно безопасно.

Поскольку палатки не было, а все вещи Ворона и Неи остались в разрушенной башне, костер, чтобы не светится на все пограничье, развели в небольшой низине, которая хранила множество следов ночевок. Федор осмотрел оружие всей компании. И нашел состояние его очень печальным. Помимо его меча, и ножа из холодного оружия остался тяжелый морской кортик подобранный Секачем и широкие боевые ножи, взятый в качестве трофея близнецами, кольчуга, шелом и кистень Глава 3. Не сразу признают их люди, ястрега.

Федор долго и внимательно рассматривал местное оружие. Железо, был его окончательный вердикт, хорошо не бронза, неплохо закаленное, но железо. С этим надо было что-то решать. Деньги конечно есть, но Федор плохо представлял их стоимость, хотя в любом случае, груда серебра, доставшаяся им от рыцаря Арея это не плохо. Решив пересчитать богатство, он расстелил просохший в после купания китель и высыпал на него содержимое изрядно похудевшего вещмешка. Носки и запасную тельняшку и прочую одежду он сразу отложил в сторону, и разложил сушиться. Сиротливо смотревшиеся в данной ситуации две пачки армейских галет отдал Ворону. Оставшееся богатство решил рассмотреть повнимательней.

Итак: пластмассовый Глава 3. Не сразу признают их люди, компас, вроде в рабочем состоянии, две обоймы от ПМ, кстати, пистолет еще у Антошки. Раскладной стакан и моток ниток с иголкой, моток медной проволоки, три размокшие пачки сигарет, ненужная теперь, записная книжка и баночка с оружейным маслом, металлическая банка с бензином для зажигалки, сама Zipo в кармане, и перочинный нож, и, видимо нерабочий, мокрый цифровой плеер с наушниками не густо.

Из недавних трофеев: кинжал с серебряной окантовкой, красивый, но железо какое-то мягкое и не наточен как надо. Из серебра, два браслета с рунической надписью, пусть Ворон посмотрит, шейная цепь, на полкила, обруч, кожаный пояс на котором наклепана Глава 3. Не сразу признают их люди, куча блях с рунами, тоже видать серебро и кошель с монетами, килограмма на полтора.

Неплохо.

Поскольку вся операция проходила на самом светлом месте у костра, то прятать богатство от других Федор не думал по определению, тем не менее, реакция окружающих была странной. Лица их были напряженны и в который раз за день люди смотрели на него как смотрят терпеливые родители, на подростка, притащившего в дом ржавую мину

- Ты где это взял – процедил сквозь зубы Ворон.

- А там, на болоте где мы рыбку глушили – честно ответил Федор, это среди костей лежало, наша рыбка его скушала, ну мы рыбку прибили, правда, есть не Глава 3. Не сразу признают их люди, стали, а вот добро я подобрал.

Ворон выдохнул так, словно с него сняли приличного веса штангу, и улыбнулся.

- Если хозяина убил враг, а ты убил врага, то это твое по праву – сказал он.

- Это наше по праву поправил его Федор.

Люди вокруг заулыбались, наличие такого количества денег решало практически все будущие вопросы, и жизнь с грудой серебра в кармане становилась приятной.

Нея пришла в себя под вечер, и долго, молча, смотрела на Федора. Потом, не говоря ни слова, натянула рубаху, которой раньше была просто укрыта и с трудом встав пошла в кусты. Вернувшись через несколько минут, также Глава 3. Не сразу признают их люди, молча села у костра и стала смотреть в огонь, думая о чем-то своем.

- А поколдовать можно – наивно спросил Федор, держа в руках флягу с остатками самогона, решив изменить несколько натянутое настроение компании.

Ворон улыбнулся и понимающе подмигнул – валяй мол. Федор долил во флягу воды из бьющего рядом родника, взял ее в руки, обхватив пальцами как это на его памяти, делал по телевизору некий экстрасенс, и представил во рту вкус великолепного молдавского коньяка, который пил по случаю, будучи в командировке в Кишиневе.

Результат превзошел все ожидания, темная янтарная жидкость потекла из фляги в подставленный пластмассовый стакан, издавая великолепный винный аромат. Вкус Глава 3. Не сразу признают их люди, именно тот, который он искал. Федор медленно, смакуя напиток, выпил сто грамм и налив, следующую порцию протянул ее Ворону. Тот понюхал жидкость, пригубил, хмыкнул и медленно, явно понимая, выпил содержимое.

- А хороша чарка витязь – сказал он, но крепка как все, что ты делаешь.

Остальные мужчины выпили коньяк одним глотком, и только ястрег вежливо отказался. Нея, тоже выпила содержимое стакана залпом, и бросилась к ручью запить обжигающий напиток, ее горло явно не было приучено к подобному, Антон же медленно выцедил содержимое и просто закусил галетой, что не мало позабавило Федора, и больше не удивило ни кого, четырнадцатилетний подросток здесь считался Глава 3. Не сразу признают их люди, уже взрослым мужчиной. Оставшуюся часть решили оставить Секачу, ушедшему на охоту, когда только определилось место для привала.

Вернувшаяся от ручья Нея села на траву, и стала смотреть в огонь. Затем она подняла глаза на Федора, и задала вопрос, от которого у того по спине побежали мурашки:

- Ну и что ты теперь будешь делать, чем я должна заплатить за свободу, темный?

- Шла бы ты спать, - резко ответил Федор.

Нея захохотала, и придав своему симпатичному лицу лукавое выражение, спросила:

- Что, освобожденную одинокую ведьму, отправишь спать одну?

- Нет, с преобразованным новоосвобожденным ястрегом! – рявкнул Федор. Ответом ему было дружное ржание близнецов.

Но, увидев Глава 3. Не сразу признают их люди, ужас на лицах ястрега и ведьмы, понял, что где-то переборщил.

- Ладно, ребята я пошутил, Нея, иди правда спать, а то дошутимся. Рантер прости, я действительно пошутил. И видно неудачно.

Увидав облегчение на лицах, освобожденных, Федор решил разредить обстановку совсем.

- Так ребята, еды у нас нет, а выпивки навалом, так что женщины и дети еще по пятьдесят и спать, а мы посидим, поболтаем.


documentaahpylt.html
documentaahqfwb.html
documentaahqngj.html
documentaahquqr.html
documentaahrcaz.html
Документ Глава 3. Не сразу признают их люди,